Все новости
События и факты
21 Июня 2020, 22:35

"Страх был, но не парализующий, а вполне адекватный..."

Репортаж о работе врача Янаульской ЦРБ в Нефтекамском ковидном госпитале

Наша сегодняшняя героиня - сотрудница Янаульской центральной районной больницы Ленара Шарифуллина, которая несла двухнедельную вахту в ковидном госпитале города Нефтекамска. Мы с ней поговорили по телефону в те дни, когда она после вахты находилась на самоизоляции.
Ленара Дауфитовна - врач инфекционист высшей категории, отличник здравоохранения Республики Башкортостан, кандидат медицинских наук. Стаж ее работы в медицине - 20 лет. Замужем, мама двоих сыновей.
- Ленара Дауфитовна, что подвигло вас направиться в Нефтекамский госпиталь? Это была ваша собственная инициатива или?..
- С Министерства здравоохранения республики поступило распоряжение привлечь врачей для работы в Нефтекамский ковидный госпиталь, вот я и оказалась там…
Это многопрофильный госпиталь, рассчитанный на 70 коек. Имеются в нем реанимационный блок для взрослых и отдельно для детей, который оснащен шестью аппаратами ИВЛ (в том числе один детский), а также операционный, родильный блоки, палаты-боксы для пациентов. В каждой палате есть индивидуальные концентраторы кислорода, точки централизованной подачи кислорода.
На вахту я заступила 23 апреля, длилась она 14 суток.
Бывало, число больных в госпитале доходило до 79. Безусловно, работать было тяжело... Вахту в госпитале помимо врачей несли также медсестры, уборщицы, дезинфекторы. В нашей команде помимо меня были два врача-терапевта и два врача-реаниматолога.
- Испытывали ли страх, когда впервые вошли в «красную зону»?
- Конечно же, да! Ведь, как мы знаем, потребность в безопасности - одна из основополагающих для человека. Страх был, но не парализующий, не панический и не безграничный, а вполне адекватный для данной ситуации.
- Вы тесно работали с тяжелобольными с COVID-19. По-вашему, какой он, смертельный вирус? И как с ними борются медики?
- В госпитале находились пациенты с COVID пневмонией среднетяжелого и тяжелого течения. Больные поступали круглосуточно, а также постоянно нуждались в наблюдении, внесении коррекции в лечении, иногда на принятие решения оставались секунды. Команда врачей реаниматологов очень тяжелых пациентов, как говорится, выцарапывала из лап смерти, боролась за жизнь каждого всеми возможными способами. Лечение, обследование проводятся согласно клиническим рекомендациям, стандартам лечения и международным протоколам. Оснащение, медикаменты были в достаточном количестве. Справлялись. Проводился комплекс лечебных высокотехнологичных мероприятий: терапевтический плазмообмен - замена части плазмы больного на донорскую плазму. Широко применяют медики и другие новейшие методы лечения.
- Медики и те, кто примерял противочумный костюм, говорят, что находиться в них тяжело даже непродолжительное время. А вы проводили в экипировке всю смену...
- Да, противочумный костюм это вам, конечно, не домашний (улыбается), и даже не привычный нам медицинский халат. Он представляет собой комбинезон из специального материала, не пропускающего жидкости, воздух и мельчайшие частички, обработанного защитными средствами. В нем очень жарко, он сковывает движения. Кроме того, запотевают очки и респираторы натирают кожу… И это чистая правда. В противочумных костюмах мы должны были находиться без перерыва шесть часов. Конечно, шестичасовая смена - понятие формальное. Потом должен был наступить четырехчасовой отдых, однако коронавирус это не учитывает и не отдыхает. Случалось, только вышла из «красной зоны», прошла через шлюз, приняла душ, переоделась и… вызов к постели пациента. Надеваешь новые СИЗы, и снова в бой.
- Где вы жили и как был устроен ваш быт? Чем занимались в часы отдыха?
- Мы жили в специально обустроенном общежитии в этом же здании. Это общежитие в полном его значении: общая ванна, душевая, туалет, комната для приема пищи. Жили по несколько человек в одной комнате. Для медработников было организовано трехразовое питание. Чем были заняты вне смены? Отдыхали, читали книги, переписывались, звонили близким и родным…
- Кстати, как родные отнеслись к вашему решению работать в ковидном госпитале?
- Супруг - с пониманием. Близкие и родные очень переживали - у них, конечно же, был страх за меня. Впрочем, каждый из нас испытывал те же чувства. Да и скучали все. Благо есть телефон, мы каждый день созванивались. Естественно, средством связи пользовались только в «зеленой зоне». Оказывается, именно при таких обстоятельствах наиболее остро осознаешь ценность внимания со стороны близких нам людей, насколько в обычной жизни мы не замечаем этого или сами не додаем тепла. Спасибо всем – моей семье, родственникам, коллегам и друзьям. Во время работы в госпитале, даже на расстоянии, я сильно ощущала их поддержку.
- А после вахты - еще 14 дней самоизоляции. Вновь разлука с родными…
- Да, так и есть. Это было одно из самых тяжелых эмоциональных испытаний. Но режим есть режим, и его необходимо соблюсти во имя их же блага. Желание у всех - и медиков, и обычных людей – одно: пусть все это скорее закончится, чтобы мы вернулись в «доковидные» времена.
Читайте нас: