Все новости

Остался он навечно молодым

О старшем брате Шихапе Миннегулове из Байгузино мама вспоминала часто. Будучи еще маленькой девочкой, слушала ее рассказы, и образ дяди – умелого и отважного человека – крепко запечатлелся в моей памяти. Немного повзрослев, стала читать его фронтовые письма и вновь убедилась, что это был любящий сын и брат, настоящий патриот своей земли. Эти письма, присланные в период с 1943 по 1944 годы, очень дороги для нашей семьи, я и сейчас их частенько перечитываю. Последние, к сожалению, не сохранились – весной 1945 года дядя погиб в ходе Балатонской оборонительной операции и навечно остался лежать в Венгрии. Ему тогда было всего двадцать. В письмах, написанных на латинице, полных душевной теплоты и тоски по родной земле, Шихап Миннегулов расспрашивает о каждом из членов семьи, об односельчанах, о новостях и изменениях в Байгузино. Судя по всему, он был человек тонкого душевного настроя, и если бы не война, то, возможно, мог бы принести родной стране еще много полезных свершений. Мама рассказывала, что брат с детства увлекался техникой. Играл на тальянке. Своими руками смастерил коньки, лыжи и даже косилку и показал ее в деле, скосив траву во дворе. Рос крепким и сильным. Однажды на спор залез под коня и поднял его на плечи. Был у дяди любимый конь по кличке Арбузка, с которым он не расставался во время колхозных работ. О своем любимце дядя также часто расспрашивал в письмах с фронта. После призыва крепкого, грамотного парня записали в десантные войска. Воздушно-десантную школу проходил в Бузулуке Оренбургской области. В письмах он также пишет о своих прыжках с парашюта. Сообщает, с кем из земляков вместе служит. А в одном из писем написал: «С Нигматом Загитовым из Юссука кушаем из одного котелка»...О последних его сражениях мы узнали только по рассказам его сослуживцев (поиски на военных сайтах оказались тщетны, возможно, из-за буквенных искажений татарских имен). 15 марта 1945 года он пришел с ночного задания – его группа сделала вылазку за «языком». Шихап Миннегулов добровольно вызвался вновь идти на передовую. Битва шла яростная. Неожиданный прорыв немецких танков заставил наших отступить. Санинструктор, который делал перевязку тяжелораненному Шихапу Миннегулову, был вынужден оставить его на поле боя. Мы до сих пор не знаем, где находится его могила…Фазима Манапова, с. Байгузино.

О старшем брате Шихапе Миннегулове из Байгузино мама вспоминала часто. Будучи еще маленькой девочкой, слушала ее рассказы, и образ дяди – умелого и отважного человека – крепко запечатлелся в моей памяти. Немного повзрослев, стала читать его фронтовые письма и вновь убедилась, что это был любящий сын и брат, настоящий патриот своей земли.
Эти письма, присланные в период с 1943 по 1944 годы, очень дороги для нашей семьи, я и сейчас их частенько перечитываю. Последние, к сожалению, не сохранились – весной 1945 года дядя погиб в ходе Балатонской оборонительной операции и навечно остался лежать в Венгрии. Ему тогда было всего двадцать. В письмах, написанных на латинице, полных душевной теплоты и тоски по родной земле, Шихап Миннегулов расспрашивает о каждом из членов семьи, об односельчанах, о новостях и изменениях в Байгузино. Судя по всему, он был человек тонкого душевного настроя, и если бы не война, то, возможно, мог бы принести родной стране еще много полезных свершений.
Мама рассказывала, что брат с детства увлекался техникой. Играл на тальянке. Своими руками смастерил коньки, лыжи и даже косилку и показал ее в деле, скосив траву во дворе. Рос крепким и сильным. Однажды на спор залез под коня и поднял его на плечи. Был у дяди любимый конь по кличке Арбузка, с которым он не расставался во время колхозных работ. О своем любимце дядя также часто расспрашивал в письмах с фронта.
После призыва крепкого, грамотного парня записали в десантные войска. Воздушно-десантную школу проходил в Бузулуке Оренбургской области. В письмах он также пишет о своих прыжках с парашюта. Сообщает, с кем из земляков вместе служит. А в одном из писем написал: «С Нигматом Загитовым из Юссука кушаем из одного котелка»...
О последних его сражениях мы узнали только по рассказам его сослуживцев (поиски на военных сайтах оказались тщетны, возможно, из-за буквенных искажений татарских имен).
15 марта 1945 года он пришел с ночного задания – его группа сделала вылазку за «языком». Шихап Миннегулов добровольно вызвался вновь идти на передовую. Битва шла яростная. Неожиданный прорыв немецких танков заставил наших отступить. Санинструктор, который делал перевязку тяжелораненному Шихапу Миннегулову, был вынужден оставить его на поле боя. Мы до сих пор не знаем, где находится его могила…

Фазима Манапова, с. Байгузино.

Читайте нас в