Все новости
Атайсал
8 Октября 2021, 10:10

Светлана Хашимова: «Увидела тамгу деда спустя два столетия»

Светлана Хашимова: «Увидела тамгу деда спустя два столетия»
Светлана Хашимова: «Увидела тамгу деда спустя два столетия»

Известный янаульский краевед о своих изысканиях и чаяниях

Светлана Хашимова – известный в Янаульском районе и республике краевед. В интервью с корреспондентом «ЯЗ» она рассказала о том, с чего началось увлечение и во что оно вылилось, поделилась интересными краеведческими фактами, о которых не знают янаульцы.

– Светлана Фаниловна, сегодня общество переживает огромный интерес к восстановлению родословных. Вы этот зов старины расслышали гораздо раньше других. Благодаря чему?

– Случайность... Почти 34 года проработала в школе, а последние 14 лет – завучем и директором. Честно скажу, ушла на заслуженный отдых очень уставшая, не хотелось больше общения, суеты, решения каких-то вопросов. Ко мне домой пришла библиотекарь Гузель Гатауллина, которая просила выступить на празднике «Шежере байрамы». Долго не соглашалась, но в итоге сдалась. Выступила перед односельчанами, меня слушали, говорила о деде, которого не помнили даже его дети, так как он погиб под Сталинградом. Он был первым председателем колхоза. Его не отправляли на фронт, потому что нужен был в тылу, но он год ходил в военкомат с просьбой отправить его туда... Отучился в Алкино, его готовили на офицерскую должность. Написал одно-единственное письмо бабушке, где сообщалось, что они направились в сторону Сталинграда, что уже слышно, как грохочут бомбы. Но так и не доехал до передовой – одна шальная бомба как раз угодила в вагон, где ехал мой дед. Звали его Сабир Карамович Карамов. Бабушка Сугда Ахатовна была родом из деревни Урдяк, дочь муллы, достаточно грамотная девушка, которую направили в Тартар по программе ликбеза. Так и познакомились первый председатель и учительница – дочь муллы. Я знала, что отца дедушки звали Габдрафик, соответственно, он должен был быть Рафиковым. Но дед Сабир решил, что Рафиковых много, поэтому взял фамилию Карамов. Отца Рафика я уже не знала. Мой односельчанин Фагиз Гайсин как-то сказал, что, мол, в интернете есть так называемые ревизские сказки, или переписи. По этим переписям и выстроила цепочку своих дедов. Моего самого дальнего деда звали Кильти Ниязов, он зарегистрирован в первом дворе. Его внук Арслан Мустафин в 1816 году был сказкоподателем, то есть главным в деревне Тартар, он поставил свою тамгу в документе. Вы только представьте, что я испытала, когда через два столетия увидела собственноручно поставленную тамгу деда!

– Расскажите, пожалуйста, о своих изысканиях подробнее.

– Их очень много. Может быть, кому-то показалось странным имя моего далекого деда – Кильти. Так вот, его звали Уразгильде, сокращенно Гильде, башкиры склонны к оглушению звуков. Гильде – Кильти, так удобнее было произносить. Русскому переписчику имя деда назвали Кильти, он так и записал, его сыновьям придумал фамилию Кильтин, вместо Уразгильдин. А что его звали Уразгильде, я случайно узнала по шежере, которое представлено в книге – научном отчете «Северо-западный диалект башкирского языка» (1954 год). Это шежере членам диалектологической экспедиции передали башкиры деревни Кисак-Каин. Одна ветвь родословной привела в Тартар к самому старшему по переписи 1812 года – Кильти Ниязову. Дальше в шежере и по переписям идет полное совпадение имен: Мустафа, Арыслан, Ибатулла. Кильти Ниязов со своими младшими братьями Минлитом и Сали участвовали в Пугачевском восстании. Об этом узнала из документов ставки Пугачева под номером 371, где приводится список башкир-повстанцев отряда Салавата Юлаева. Активным участником восстания был и житель деревни Кумово (Сосново) Аит Саитов. Во главе отряда пугачевский полковник Аит Саитов действовал на территории Каракулинской волости, в районе Бирска. В июне 1774-го в составе главного войска участвовал в осаде и сражениях под Осой, совместно с Салаватом Юлаевым формировал повстанческие отряды в Прикамье. В сборнике «Документы. Восстание Пугачева» имеется несколько приказов, адресованных Аиту Саитову и его соратникам (например, №№ 469, 487, 535). В августе отряд Аита Саитова участвовал в бою с правительственной командой под руководством И. Г. Штерича у д. Музякино Казанской дороги. Был пленен, умер во время следствия в Казанской секретной комиссии (по другим данным, отпущен домой). У него был сын Рафик. Я нашла потомков Аита Саитова. В 2016 году решила заняться составлением родословной Гайнана Амири. Отец Гайнана Амири – Гимазетдин родился в д. Ново-Артаул в 1881 году. Наивно полагая, что отца Гимазетдина звали Амир, пересмотрела ревизские сказки, но не нашла Амира. Писала и в архивы, положительных результатов не было. Летом 2018 года узнала о книге Азата Ярмуллина «У истоков Башкирской республики». Скачала в интернете, прочитала и узнала об одном нашем земляке – Халиме Насретдиновиче Амирове, тоже уроженце д. Ново-Артаул, который родился в 1894 году. С помощью похозяйственной книги 1935 года установила, что у Халима был брат – Касим мулла, 1881 года рождения. Теперь по ревизским сказкам 1859 года д. Ново-Артаул начала искать Насретдина. Обнаружила его, он был записан самым последним по переписям деревни, двор 22/52. Насретдину было два года, самый младший сын указного азанчея (служителя мечети, совершающего азан – призыв на молитву – прим. ред.) Фатхуллы Умирова, причисленного из Старого Артаула в 1856 году. Подобно тому, как название деревни Уртаул превратилось в Артаул, Умир стал Амиром, отсюда фамилия «Амиров». Гайнан Амири приходится двоюродным племянником Халиму Амирову. Конечно, о Старом Артауле можно еще много чего рассказать. – А какие интересные факты удалось отыскать про село Карманово? Основателем деревни был Кагарман Бекбов. Это имя фигурирует в челобитной, адресованной царю Петру Алексеевичу, и Грамоте из Приказа Казанского Дворца от 1694 г. Анвар Асфандияров в книге «История сел и деревень Башкортостана» пишет, что башкир Карман был участником восстания 1704-1711 гг. Активными людьми своего времени были сыновья Кармана – Рахманкул, Назаргул и Юзей. Имя последнего встречается во многих исторических документах. Юзей Карманов как представитель Осинского уезда и старшина Темир Мутин из Казанской дороги ездили в Петербург и подали в Сенат донесение с просьбой о запрещении захвата башкирских земель. Темиру Мутину не суждено было вернуться домой, он умер в Санкт-Петербурге, а наш земляк, сделав свое дело, вернулся на малую родину. Сенат положительно отреагировал на их просьбу и приказал «впредь башкирскому народу разорений не чинить...» Известным жителем д. Карманово был Абдук (Аптык) Чептарзяпов, который служил старшиной Уранской волости. После введения кантонной системы управления он в 1798 году становится начальником пятого башкирского кантона. Этот кантон располагался в Челябинском уезде, и его центром была деревня Исянгильдино. Абдук Чептарзяпов в 1798 году обратился к императору Павлу I с просьбой о восстановлении старой организации военной службы башкир, об ограничениях в межевании башкирских земель, о выселении с них припущенников и переселенцев. С тех пор башкиры несли военную службу по охране юго-восточных рубежей России и участвовали в ее войнах. Например, в формулярных списках участников Отечественной войны 1812 года из 10-го Башкирского кантона 12-й юрты числились пять воинов из Карманово.

 – Каким образом вы используете накопленный исторический материал, как его популяризируете?

– Участвую в различных конкурсах, конференциях, выступаю с лекциями.

– Как вы считаете, может ли локальная история заинтересовать молодежь? И как, на ваш взгляд, сегодня этому можно способствовать?

– Радует, что молодые интересуются своими корнями. Обращаются ко мне с просьбой составить шежере. Но вот одно плохо – в основном это пассивные получатели информации. Так хотелось бы, чтобы они сами активно включались в поиск. С удовольствием бы их учила. Есть и те, кто скептически к этому относится. Думаю, каждый человек должен знать, из какого он рода, кто его предки, кем они были. Род простирается во времени и пространстве значительно шире, чем личность. Отдельно взятый человек появляется, живет определенное время и исчезает. Очень важно, чтобы человек при жизни почувствовал, что он является частью рода, который существует много столетий.

 – Поделитесь, пожалуйста, интересными краеведческими фактами, о которых мало знают янаульцы.

 – То, о чем я говорила выше, – обо всем этом янаульцы и не  знают. Газет теперь читают мало. На мероприятия приходят ради «галочки». Мы, несколько заинтересованных людей, бьемся, но толку от этого мало. Я вижу такой выход. Нужно всем краеведам Янаульского района объединиться и выпустить книгу. Собрать работы – шежере, не только башкирские, а все – русские, татарские, марийские... Но вопрос в финансировании. Если бы удалось решить его и выпустить книгу, то любому человеку с ее помощью удастся составить свою родословную. Вот тогда и будет какой-то результат.

Автор:Раушания Гарифуллина
Читайте нас в